Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

В июле Дни рождения так и сыплются...

Не могу не вспомнить:
10.07.42 в Портсмуте, Нью-Гемпшир, США, родился Рональд Джеймс Падавона. Он играл на трубе, пел в церковном хоре, но потом он начал играть на басу, покинул церковь, стал показывать "козу", а фамилию сменил на короткое и скромное Dio. Я услышал его в 76-м и совершенно офигел. Коробка с магнитофонной лентой была чужая и без пометок, но по гитаре я опознал Блэкмора, а о владельце божественного голоса мне рассказал как-то ночью Сева Новгородцев. Я лишь раз был на его концерте, но заездил Rising, On stage, Mob rules и Holy Diver до дыр и по-прежнему совершенно офигеваю от его голоса. Десять лет назад он умер и солнце хард-рока навсегда ушло за горизонт. Я слушаю Jorn и других подражателей, ребята могут изобразить и тембр и манеру, но им всем чего-то не хватает - как тем самым поддельным ёлочным игрушкам.
В общем, с бёздником, Ронни. We believe, you catch the rainbow.

Байки из петли

talesfromtheloop.jpg

Это поразительно, но сериал практически угробила музыка Филипа Гласса, я считаю. Степень её эмоционального воздействия настолько превышает отклик от происходящее на экране, что все сюжеты сливаются в неразличимо-меланхолическое пришептывание: всё проходит, и это пройдёт тоже. Авторам стоило бы задуматься, стоит ли использовать для обрамления своих лёгких психологических этюдов такую тяжёлую артиллерию, как Гласс. Ведь это его музыка превратила мешанину картинок «Koyaanisqatsi» в осмысленное полотно. Она способна подавить, акцентировать или интерпретировать видеоряд. но никак не может служить ненавязчивым фоном к происходящему. И это обидно, потому что задумка была хорошая - просто и бесхитростно проиллюстрировать в коротких историях такие же простые и бесхитростные, но важные идеи относительно жизни, вселенной и вообще всего. Я  думаю, во всём виноват режиссёр/продюсер - он идеально воспроизвёл видеорядом сюжеты и картинки Саймона Столенхога и ни разу не попытался сделать мину Йа Тарковский (она там так и просится местами), но, собрав вместе адекватный видеоряд и адекватную игру актёров, он попытался добавить в рецепт щепотку особого скандинавского сплина (я так полагаю), и не придумал ничего лучше, как использовать меланхоличную тему Гласса. Ему стоило привлечь одного из безымянных голливудских композиторов, которые пишут незапоминающуюся фоновую музычку под Tangerine Dream, и всё бы прокатило на отлично. Но увы.

маленький экскурс в прошлое и кое-что из портфолио корифеев

Полез проверять первую публикацию кларковской "Медузы" (я помню, что её хорошо так порезали, до размеров короткого рассказика) - и обнаружил в том же "Искателе" № 1 1977 года шедевр популярного художника Ю.Макарова (он слева) немного похожий на жалкую подделку безвестного американского иллюстратора Фрэнка Пола (она справа). Нет, я помню, все, кто в теме, говорили, что Макаров строил карьеру иллюстратора отчасти на копипасте забугорных образцов, просто сам никогда не занимался этим вопросом и тут вдруг наткнулся на очевидное:



Ну и понятно, когда следующая иллюстрация к "Медузе" вызвала ассоциацию с Фрэнком Фразеттой, эффекта внезапности уже не было:



Нет, я ничего не имею против иллюстратора Макарова - мне нравятся его картинки, да и сам я осваивал графику, передирая Льва Рубинштейна и Петера Музеника. Всё-таки до пришествия копирайтов в некоторых смыслах жилось гораздо веселее. :)

Тирьямпампация

Некоторые слова похожи на репей - прицепятся и никак от них не очиститься. Типа того. Как бы. Однако ж. Другие слова похожи на камни - ими хочется зафитилить кому-нибудь в лоб или воздвигнуть из них прижизненный памятник самому себе. А еще есть слова, которые хочется покатать на языке как карамельку. И только когда их смысл внезапно и беспощадно проступает сквозь буквы, как кровь на белоснежной рубашке дуэлянта, вкус карамельки исчезает, и на смену ему приходит иное - холодное шершавое железо на испуганно трепещущем языке.
ТИМПАНОПУНКЦИЯ. Это когда медсестра внезапно наваливается на тебя всем весом, вцепившись в челюсть, заворачивает тебе голову набок, а доктор суетливо подпрыгивает рядом, пытаясь проколоть твой моск длинной вязальной спицей. И твой параходный рев сотрясает их барабанные перепонки, пока они поспешно перфорируют твою. Удар, прокол, скрежет. Голова взрывается болью и потоками антисептика. Тебя тошнит в стерильную марлечку, а твои мучители деликатно стоят поодаль, сложив ручки на животах. Их лица под марлевыми повязками спокойны и отстраненны. Ты некоторое время тяжело дышишь и сплевываешь горький раствор. Потом выбираешься из кресла, по дороге теряя салфетки. Голова плывет, все предметы вокруг слегка покачиваются. Вы с доктором говорите друг-другу "до свидания", испытывая некоторую неловкость. Завтра процедура дефлорации повторится. Но это будет завтра. А сегодня ты придешь домой и включишь Black Sabbath. Очень громко. Очень-очень громко.