Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Maximes de l'époque du coronavirus

Об испанском стыде
Нет ничего стыдного в том, чтобы проявлять свои искренние чувства;
Но можно стыдиться тех, кто проявляет неприятные тебе чувства;
Хотя это примерно тоже самое, что лупить себя палкой по голове за чужие грехи;
Или того хуже - воображать, что есть высшая сила, перед которой ты отчитываешься за всё остальное человечество;
Как будто ты Очень Важная Персона в Мироздании;
Но это, конечно, самодовольное заблуждение;
Потому что Очень Важная Персона - это я;
А вовсе не ты.

Сумеречное

Третьего дня проснулся среди ночи, температура 38.5, голова чугунная, а в ней одна-единственная мысль: "коалесцирующий изобупропен". Что с этим делать, и как теперь жить - непонятно. Хорошо, что есть доктора - они всё объясняют и говорят, что делать, чтобы наступило всеобщее счастье. "Потерпите немного, и всё будет хорошо" сказала мне доктор. Я доверчиво замер в предвкушении, а она, обманув мою бдительность, воткнула мне нож в горло. Жуткий хруст разрываемых тканей длился целую вечность, чортово лезвие вгрызалось в мою плоть, как бензопила в дерево. Оно замерло лишь в каком-то миллиметре от моего позвоночника. Понятно, что к этому моменту я уже не мог орать, а только хрипел, булькал и жалобно истекал кровью. Всё-таки "немного" - это очень субъективная оценка, и врачам следовало бы перейти на метрическую систему мер. Но в одном добрая женщина не соврала: мне действительно стало хорошо - как только она выдернула свою железяку из моей глотки. И было хорошо, пока она снова не начала ковыряться в ране тупыми ножницами. У меня здоровые инстинкты, и я не стал отбиваться ногами только потому, что пару лет назад надо мной так же орально надругались в государственной клинике. Вот только там меня держали две медсестры, а вокруг стояла жадная толпа интернов, похожих на стаю шакалов, сбежавшихся на запах крови. В частной клинике мы были с доктором tête-à-tête, обошлось без интернов и медсестёр. Кстати, коалесцирующий изобупропен совершенно выветрился из моей головы, вместо него меня теперь занимает другая загадка Вселенной: отчего в стоматологии, например, кресла удобные, тёплые, а медсёстры вызывают мысли по большей части позитивные, жизнеутверждающие, типа:



а вот в хирургии и столы, и медсёстры холодные, жосткие, и пробуждают в одурманенной голове лишь одну ассоциацию:


Впрочем, доктора и там, и там говорят одно и то же: "Потерпите немного и всё будет хорошо". Сто раз слышал подобные обещания, и всякий раз в чём-то да накалывают. В общем, лучше не болеть.


Пойман очередной... эээ...

В США схватили убежавшего с психологом пациента




Психолог помогла сбежать из больницы пациенту...
Да нет. Ничего же общего... и вот эти усы... нет-нет, я не верю! Это просто какое-то совпадение. Просто совпадение. Да.
Collapse )

Гематоген

В дополнение к любимым мифам.
Зашел в аптеку - и как молнией озарило: ГЕМАТОГЕН!
Советский заменитель шоколада делали из крови. Его во всем мире делают из дефибринированной крови крупного рогатого скота, но только в Советском Союзе его делали из бракованной крови доноров.Collapse )

Тирьямпампация

Некоторые слова похожи на репей - прицепятся и никак от них не очиститься. Типа того. Как бы. Однако ж. Другие слова похожи на камни - ими хочется зафитилить кому-нибудь в лоб или воздвигнуть из них прижизненный памятник самому себе. А еще есть слова, которые хочется покатать на языке как карамельку. И только когда их смысл внезапно и беспощадно проступает сквозь буквы, как кровь на белоснежной рубашке дуэлянта, вкус карамельки исчезает, и на смену ему приходит иное - холодное шершавое железо на испуганно трепещущем языке.
ТИМПАНОПУНКЦИЯ. Это когда медсестра внезапно наваливается на тебя всем весом, вцепившись в челюсть, заворачивает тебе голову набок, а доктор суетливо подпрыгивает рядом, пытаясь проколоть твой моск длинной вязальной спицей. И твой параходный рев сотрясает их барабанные перепонки, пока они поспешно перфорируют твою. Удар, прокол, скрежет. Голова взрывается болью и потоками антисептика. Тебя тошнит в стерильную марлечку, а твои мучители деликатно стоят поодаль, сложив ручки на животах. Их лица под марлевыми повязками спокойны и отстраненны. Ты некоторое время тяжело дышишь и сплевываешь горький раствор. Потом выбираешься из кресла, по дороге теряя салфетки. Голова плывет, все предметы вокруг слегка покачиваются. Вы с доктором говорите друг-другу "до свидания", испытывая некоторую неловкость. Завтра процедура дефлорации повторится. Но это будет завтра. А сегодня ты придешь домой и включишь Black Sabbath. Очень громко. Очень-очень громко.