Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Фригольд Фарнхэма - ч.5 На таблетках

все картинки кликабельны



00-22.jpg


На таблетках


         Первое послевоенное десятилетие подошло к концу. Оно принесло множество сюрпризов, и не все они были одинаково приятны. Начавшись в мажорной тональности, увертюра пятидесятых заканчивалась совсем другими нотами. Проникнуться этим настроением поможет… ну, пусть это снова будет песенка про Песочного Человечка, но уже в иной интерпретации:




Collapse )

Продолжение следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках - You are here
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Фригольд Фарнхэма - ч.4 Атомный коктейль

все картинки кликабельны



00-14.jpg


Атомный коктейль


         Лично мне для того, чтобы вызвать в воображении волшебные ощущения 50-х, достаточно прослушать первые аккорды песенки про Песочного Человечка


Collapse )

Продолжение следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль - You are here
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Фригольд Фарнхэма - ч.3 Пекло

все картинки кликабельны



00-09.jpg


Пекло


         6 августа 1945 года в 8:16 утра над японским городом Хиросима был взорвана атомная бомба «Малыш» мощностью в 20 килотонн тротилового эквивалента. «Малыш» убил примерно 100 000 человек и уничтожил все здания на расстоянии четырёх километров вокруг места взрыва.


Collapse )

Продолжение следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло - You are here
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка



 

 

Полный список статей см. по ссылке

маленький экскурс в прошлое и кое-что из портфолио корифеев

Полез проверять первую публикацию кларковской "Медузы" (я помню, что её хорошо так порезали, до размеров короткого рассказика) - и обнаружил в том же "Искателе" № 1 1977 года шедевр популярного художника Ю.Макарова (он слева) немного похожий на жалкую подделку безвестного американского иллюстратора Фрэнка Пола (она справа). Нет, я помню, все, кто в теме, говорили, что Макаров строил карьеру иллюстратора отчасти на копипасте забугорных образцов, просто сам никогда не занимался этим вопросом и тут вдруг наткнулся на очевидное:



Ну и понятно, когда следующая иллюстрация к "Медузе" вызвала ассоциацию с Фрэнком Фразеттой, эффекта внезапности уже не было:



Нет, я ничего не имею против иллюстратора Макарова - мне нравятся его картинки, да и сам я осваивал графику, передирая Льва Рубинштейна и Петера Музеника. Всё-таки до пришествия копирайтов в некоторых смыслах жилось гораздо веселее. :)

Про деревянные паззлы и слепых мудрецов

Вы можете сразу припасть к первоисточнику и не читать ту ерунду, которую я написал ниже. Это феерическая история, которой уже полтыщи лет, и которая случилась буквально вчера. Вам знакомо слово «карпаччо»? Если вы думаете, что карпаччо - это тонко нарезанная сырая говядина, приправленная соусом на основе майонеза, то вы правы лишь наполовину. На самом деле Карпаччо - это старинный итальянский художник, который нарисовал много классных картинок, но самой популярной из них стала вот эта:




Витторе Карпаччо «Шотландцы расстреливают из луков детенышей Лох-несского чудовища, пока их дамы скучают на берегу». 1510 г. Дерево, масло ~ 200 х 63 см.


Точнее, её нижняя половинка - она столетия жила своей обособленной жизнью, и никто не подозревал, что у ней есть вторая половинка, которая тоже жила своей обособленной жизнью - в общем, совсем как люди. Но в начале они были единым целым - мужчины, убивающие беззащитных  динозавриков, и ожидающие их на берегу дамы. Название я, кстати, придумал сам - творение Карпаччо наверняка называется как-то по-другому, потому что и это всего лишь фрагмент картины неизвестного первоначального размера, растащенной в незапамятные времена по досочкам. Где всё остальное неизвестно, а эти два кусочка живут по разные стороны океана: нижний, с дамами, в Старом свете, верхний, с кавалерами, - в Новом. При этом двух дам ни за что ни про что обозвали «Двумя куртизанками», а истребление динозавров - «Охотой в лагуне». Сто лет искусствоведы цокали языками и восхищались композицией и символикой «Куртизанок», пока в начале 90-х одна учёная дама-профессор не догадалась сложить вместе две фоточки и обнаружить, что это не две, а одна картина, причём, далеко не вся картина. Что там на остальных досках, конечно, интересно, но ещё интереснее люди, восхищавшиеся обрывками картины. Понятно, что карпаччо, даже нарезанный тонкими слоями, так и останется карпаччо. Это свойство разбившейся голографической пластинки, её часть равна целому. Но кто после этого искусствоведы, да и сам Джон Рёскин, который в своё время назвал правый нижний обрубок (примерно 1/8 от исходного «полотна») «прекраснейшей картиной в мире»? Должно быть, все они были мудрецы, увидевшие в капле воды целый океан.

Павел Майка "Мир миров", АСТ, 2019


Недавно я дочитал «Мир миров» Павла Майки – и вот что я могу сказать: дочитывать его было, в общем-то, необязательно. Потому что, несмотря на прикольный сеттинг, автор совсем не умеет играть в сюжет. Он и сам это понимает, и поскольку сюжет «Мира» состоит из двух с половиной эпизодов и большого количества воды, чтобы как-то оживить текст, автор тупо нарезал хронологию на маленькие отрезки и механически сложил из них простую "зебру". Перекличка между кусками иногда встречается, но она тоже распределена как-то механически-равномерно и потому не цепляет – нет внезапных осознаний, нет открытия, всё предсказуемо. Вообще, творческий метод пана Майки – это, по-видимому, механическое соединение разных деталей без какого-либо эстетического обоснования (возможно, стыковка псевдоуэллсовских марсиан с мифобомбами означает какую-то Важную Метафору, но искать или додумывать эту метафору мешает неуклюжесть полученного гибрида). Как писал Чжуан-Цзы, у тех, кто занят механическим, и ум становится механическим. Павел Майка любит резаться в компьютерные игрушки – и это не пошло ему на пользу. Есть что-то неуловимо-пластмассовое в истории съехавшего с катушек мстителя. Вот он пошёл, подрался с Боссом уровня, вот встретил NPC, поговорил. А вот побочный квест. Автор пытается прикрыть структурную банальность неожиданными решениями: внезапно скрывает битву с Боссом или пускает в ход всё ту же «зебру». Но всё равно роман читается как солюшен к какой-то RPG. Нет души, есть попытки душевности, но очень скупые и неглубокие. Это странно, обычно постапокалипсический антураж вытягивает самые безнадёжные вещи на уровень читабельных, но тут что-то не срослось. Сказка не вошла с постапокой в органическую связь, осталось механическое мелкодисперсное соединение, где всё в куче, но всё раздельно. Скажем, в «Мире, который сигнул» Харкуэй изобразил нечто подобное мифобомбам, приготовив смесь «магии» с постапокой. Но у Харкуэя всё органично, всё цельно (и вообще замечательно, на мой вкус), а у Майки куча мала из драконов, демонов и дирижаблей.

Отдельное (и стопроцентно субъективное) впечатление дополняет безрадостную картину: увы, поляки депрессивны и исторически зациклены. Большинство прочитанных мной переводов с польского, начиная от Ежи Жулавского, и завершая Павлом Майкой, объединяют два пункта:

1. Человек - песчинка на жерновах истории, он не хозяин своей судьбы. Подаётся это либо в духе античной традиции, либо в средневеково-романтическом ключе, либо современными совершенно чернушными способами, суть одна - бзсхднсть. Иногда бзсхднсть распространяется не только на индивидуумов, но и на целые страны, народы, цивилизации. Я бы предположил, что это влияние католической религии, но у православных болгар наблюдается в текстах та же бесконечная тоска и безнадёга, так что остаётся предположить, что это как-то связано с пережитым в историческом прошлом национальным порабощением. С этим связан второй пункт.
2. Россия - зло, зло, зло. Причём, на всех исторических этапах (хотя царский сатрап чуть менее ужасен, чем кровавый bolshevik). Ущемлённое национальное самолюбие, похоже, очень востребовано в Польше, и писатели увлечённо ковыряют гвоздиками в старых ранах.

В общем, «Мир Миров» Павла Майки получает заслуженные 6 из 10 и отправляется фтопку. Жаль, из этого сеттинга могло бы получиться что-то более симпатичное.

Тринадцатый. Часть 13. Русский размер

все картинки кликабельны

13-00.jpg

1. Русский размер

         Слух о том, что у Хайнлайна есть фашистская книга, которая называется «Космические солдаты» или типатово, дошёл до меня где-то в начале 80-х, когда я ещё тусовался в КЛФ. Мне трудно было мысленно надеть на автора «Пасынков Вселенной» и «…Если это будет продолжаться» красивую форму артиста Тихонова, но я понимал, что Роберт Хайнлайн – писатель довольно жёсткий, в отличие от, например, очень мягкого Клиффорда Саймака, поэтому чем чорт не шутит? В конце концов, как писал Казанцев, «Роберт Хайнлайн, дитя капитализма, грешивший и антисоветскими романами…» КЛФ был хорош тем, что через него мне иногда перепадали редкие книжки, типа «Суммы технологии» Лема или самиздатовского перевода «Варианты выбора» Шекли. Возможно, где-то существовал такой же самопальный перевод фашистской книги Хайнлайна? Это было бы чертовски любопытно... но потом меня вызвали и предложили поработать в КЛФ стукачом, так что мне пришлось покинуть тусовку любителей фантастики и переметнуться к свободным художникам. (Там тоже было интересно, но многовато алкоголя.) Потом случился ряд политико-экономических катаклизмов, и в начале 90-х на нас обрушился Железный Занавес и вал залежавшихся, поспешных и просто дрянных переводов. Перевод Дмитриева в этом потоке был отнюдь не самым плохим, но когда я впервые его прочитал, меня резанула сухость языка. Зарахович и Булычёв как-то ухитрились смягчить, а то и приукрасить язык Грандмастера, но Дмитриев более тяготел к буквальности и внёс в текст сравнительно мало отсебятины. Более того, текст в его переводе слегка похудел. И первое издание «Десанта» на русском языке было сокращённым:

Collapse )

 

 

 

Спасибо всем, кто добрался до конца

swgold 13.06.19

.
Часть 0. Прелюдия. Предыстория (начало).
Часть 0. Предыстория (продолжение).
Часть 0. Предыстория (продолжение).
Часть 0. Предыстория (окончаниие).
Часть 1. Фашизм, сексизм, милитаризм.
Часть 2. Настолки и ролёвки.
Часть 3. Первая Компьютерная.
Часть 4. …и прочая мультимедия.
Часть 5. Экранизации (начало).
Часть 5. Экранизации (продолжение).
Часть 5. Экранизации (снова продолжение).
Часть 5. Экранизации (окончание).
Часть 6. Комиксы (начало).
Часть 6. Комиксы (окончание).
Часть 7. Вторая компьютерная. ХХ лет спустя.
Часть 8. Верхом на огненной метле.
Часть 9. Бронированные фантазии.
Часть 10. Яблочные семечки и воины цветов.
Часть 11. Октоподы.
Часть 12. Экзотика и эксклюзив.
Часть 13. Русский размер. - You are here .

 

 

Полный список статей см. по ссылке