Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Фригольд Фарнхэма - ч.14.Белые розы для моей чорной сестры

все картинки кликабельны



07-00.jpg


Белые розы для моей чорной сестры


         Нет ничего более чуждого сознанию советского человека (если только он не жил в Москве на улице Миклухо-Маклая) чем расовые проблемы, и, с другой стороны, нет ничего ближе ему и роднее, чем судьба Анджелы Дэвис. Мы все боролись за её свободу, но непонятно с кем. Наши школьные линейки, по идее, должны были как-то сломить власть апартеида в Южной Африке или решить судьбу народов Палестины, но механизмы воздействия были загадочны. Что-то в этом было от фальшивых аэродромов с самолётами из связок тростника. Борьба с расизмом в СССР была в чистом виде карго-культом, призывом, обращённым вовне (при этом внутренние расовые проблемы в стране прекрасно купировались старым проверенным методом замалчивая). Тем не менее, идеологическая установка «негр – лучший друг советского человека» была по-настоящему сильна, и вбивалась в головы людей всеми возможными способами. Каким образом в этих условиях могла быть напечатана книга Хайнлайна – для меня загадка. И всё же «Фригольд Фарнхэма» на русском языке впервые появился в Советском Союзе и даже куплен был мной в советском книжном магазине.


Collapse )

         Спасибо, что дочитали до конца.



swgold 02.12.20



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка
Часть 1. Большой Шлем
Часть 2. Ад каннибалов
Часть 3. Господствующая раса
Часть 4. Беглые боги
Часть 5. Лиха беда начало
Часть 6. Der Zeitsprung
Часть 7. Белые розы для моей чорной сестры - You are here



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Фригольд Фарнхэма - ч.13. Der Zeitsprung: люди, взрывы и летающее домино

все картинки кликабельны



06-00.jpg


Der Zeitsprung: люди, взрывы и летающее домино


         Зарубежным публикациям «Фарнхэма» повезло заметно меньше, чем какому-нибудь «Десанту» или «Чужаку». Пять-шесть изданий – максимум, на который пошли немцы и англичане. Остальные страны ограничились одним-двумя, или, как Франция, вовсе проигнорировали скандальный роман.


Collapse )

Окончание следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка
Часть 1. Большой Шлем
Часть 2. Ад каннибалов
Часть 3. Господствующая раса
Часть 4. Беглые боги
Часть 5. Лиха беда начало
Часть 6. Der Zeitsprung - You are here
Часть 7. Белые розы для моей чорной сестры



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Фригольд Фарнхэма - ч.12. Лиха беда начало

все картинки кликабельны



05-00.jpg


Лиха беда начало


         На фигуре Хью я закончу сеанс литературовидения в этом обзоре, иначе он никогда не закончится. Что же касается персоны Лорда-Протектора Понса, то главное о нём я уже сказал, а из мелких подробностей советую обратить внимание на одну деталь: отношение к старому людоеду кошки по имени Доктор Ливингстон, Я Полагаю. Возможно, стоит вспомнить, при каких обстоятельствах на нашей Земле была произнесена эта фраза. Кроме того, в системе символов Хайнлайна кошки – определённый маркер. Отсюда можно сделать любопытные, далеко идущие выводы… Но лучше к ним прийти самостоятельно, так они будут выглядеть более убедительно. А я далее перейду от литературы к искусству и рассмотрю разные графические воплощения романа Хайнлайна.


Collapse )

Продолжение следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!»
Часть 0. Предыстория. Чорная метка
Часть 1. Большой Шлем
Часть 2. Ад каннибалов
Часть 3. Господствующая раса
Часть 4. Беглые боги
Часть 5. Лиха беда начало - You are here
Часть 6. Der Zeitsprung
Часть 7. Белые розы для моей чорной сестры



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Позорищще продолжается

По итогам «Хьюго-1945» вентиляторы (© Гуглоперевод) вполне предсказуемо взвыли от натуги, и пошли разбрасывать свой единственный продукт. Всем сёстрам досталось по серьгам, но больше всех прилетело, естественно, ведущему. Расписывать историю мне самому лениво, поэтому сошлюсь на Киселика:

За что Джорджа Мартина хотят гнать из фэндома? Скандалы на премии «Хьюго-2020»

Когда эти существа переименуют все премии, разрушат все традиции, переделают все статуи под своих новых уродливых богов и останутся посреди мёртвого, никому не нужного пепелища - что они скажут? «Странно, - скажут они. - Она почему-то умерла.» Потом пожмут плечами и поскачут дальше, искать нового приложения своим силам.

маленький экскурс в прошлое и кое-что из портфолио корифеев

Полез проверять первую публикацию кларковской "Медузы" (я помню, что её хорошо так порезали, до размеров короткого рассказика) - и обнаружил в том же "Искателе" № 1 1977 года шедевр популярного художника Ю.Макарова (он слева) немного похожий на жалкую подделку безвестного американского иллюстратора Фрэнка Пола (она справа). Нет, я помню, все, кто в теме, говорили, что Макаров строил карьеру иллюстратора отчасти на копипасте забугорных образцов, просто сам никогда не занимался этим вопросом и тут вдруг наткнулся на очевидное:



Ну и понятно, когда следующая иллюстрация к "Медузе" вызвала ассоциацию с Фрэнком Фразеттой, эффекта внезапности уже не было:



Нет, я ничего не имею против иллюстратора Макарова - мне нравятся его картинки, да и сам я осваивал графику, передирая Льва Рубинштейна и Петера Музеника. Всё-таки до пришествия копирайтов в некоторых смыслах жилось гораздо веселее. :)

Сны о чём-то большем

Чтобы не пропало, одна невнятная непрожёванная мысль насчёт «Уллиса» и подобных вещей (да, у меня нет записной книжки, я пишу сюда):

Пасхалки и аллюзии в живописи и в литературном произведении играют важную роль, но вне зависимости от их дешифровки. В принципе, можно и не разбирать пасхалки и аллюзии, пропускать всё это мимо ушей/души. Они создают некий подразумеваемый, неявный, виртуальный культурный фон - который можно и не рассматривать как утилитарную составляющую, обязательную к осмыслению - он вполне играет и так, без явного разбора, придавая ощутимую глубину, словно невнятный разговор или пение за стеной, где слов не разобрать, но мелодию отчётливо слышишь. Трактовка символов, изображённых на картинах Брейгеля - очень любопытная вещь, но, даже их не зная, я часами рассматривал репродукции в журнальчиках и видел, ощущал скрытую в них глубину. Это были не просто картины быта голландских крестьян, культурный фон автора свободно проникал сквозь моё невежество и нашёптывал мне те самые «сны о чём-то большем» (с). Это, видимо, два способа восприятия искусства, первый, когда ты видишь и тебе интересно, «как птичка устроена», и второй, когда тебя устраивают неясные грёзы, которые нашёптывает ветер. Я пробовал и то, и другое, но сравнить их достоинства не получается, потому что на одном объекте они не работают одновременно. Впервые я читал «Уллиса» в журнальном издании «Иностранки», и в какой-то момент меня достало постоянно лазить в комментарии Хорунжего - я стал читать их перед текстом, затем после, а потом и вовсе перестал их читать - но волшебство невинного восприятия уже было утрачено, и отвлечься от алгебры гармонии оказалось уже невозможно. Когда я пишу свои статьи про романы РЭХ я нет-нет да и сбиваюсь на Хорунжего - и начинаю бить себя по рукам, но обычно уже слишком поздно, да и выбрасывать куски литературовидения жалко.


Питер Брейгель-старший «Фламандские пословицы» 1559, д, м, 117х163 см

Рекомендации к рассматриванию «Пословиц», например, здесь. Рекомендации к чтению «Уллиса», например, тут. Нужны ли эти рекомендации на самом деле - вопрос, который меня всё ещё занимает. Когда мы научимся клонировать сознание человека, есть смысл провести сравнительный эксперимент - если, конечно, мы сумеем как-то измерить величину эстетического наслаждения в том и другом случае.

Про деревянные паззлы и слепых мудрецов

Вы можете сразу припасть к первоисточнику и не читать ту ерунду, которую я написал ниже. Это феерическая история, которой уже полтыщи лет, и которая случилась буквально вчера. Вам знакомо слово «карпаччо»? Если вы думаете, что карпаччо - это тонко нарезанная сырая говядина, приправленная соусом на основе майонеза, то вы правы лишь наполовину. На самом деле Карпаччо - это старинный итальянский художник, который нарисовал много классных картинок, но самой популярной из них стала вот эта:




Витторе Карпаччо «Шотландцы расстреливают из луков детенышей Лох-несского чудовища, пока их дамы скучают на берегу». 1510 г. Дерево, масло ~ 200 х 63 см.


Точнее, её нижняя половинка - она столетия жила своей обособленной жизнью, и никто не подозревал, что у ней есть вторая половинка, которая тоже жила своей обособленной жизнью - в общем, совсем как люди. Но в начале они были единым целым - мужчины, убивающие беззащитных  динозавриков, и ожидающие их на берегу дамы. Название я, кстати, придумал сам - творение Карпаччо наверняка называется как-то по-другому, потому что и это всего лишь фрагмент картины неизвестного первоначального размера, растащенной в незапамятные времена по досочкам. Где всё остальное неизвестно, а эти два кусочка живут по разные стороны океана: нижний, с дамами, в Старом свете, верхний, с кавалерами, - в Новом. При этом двух дам ни за что ни про что обозвали «Двумя куртизанками», а истребление динозавров - «Охотой в лагуне». Сто лет искусствоведы цокали языками и восхищались композицией и символикой «Куртизанок», пока в начале 90-х одна учёная дама-профессор не догадалась сложить вместе две фоточки и обнаружить, что это не две, а одна картина, причём, далеко не вся картина. Что там на остальных досках, конечно, интересно, но ещё интереснее люди, восхищавшиеся обрывками картины. Понятно, что карпаччо, даже нарезанный тонкими слоями, так и останется карпаччо. Это свойство разбившейся голографической пластинки, её часть равна целому. Но кто после этого искусствоведы, да и сам Джон Рёскин, который в своё время назвал правый нижний обрубок (примерно 1/8 от исходного «полотна») «прекраснейшей картиной в мире»? Должно быть, все они были мудрецы, увидевшие в капле воды целый океан.