swgold (swgold) wrote,
swgold
swgold

Фригольд Фарнхэма - ч.6 «DUCK AND COVER!»

все картинки кликабельны



00-39.jpg


«DUCK AND COVER!»



         Команда «duck and cover!» (упасть и прикрыться) стала символом эпохи атомной истерии. Её выполнению обучала детей мультяшная черепашка, эту команду внезапно мог подать учитель во время урока (и тогда приходилось забираться под парту и закрывать голову руками), её нужно было выполнить прямо на улице во время учений гражданской обороны.

         «Заметив вспышку ядерного взрыва, ты должен упасть за ближайшее укрытие и прикрыть незащищённые участки кожи: шею, лицо, кисти рук. Через минуту или две, либо сразу после прохождения ударной волны ты должен подняться и бежать в ближайшее укрытие»

00-40.jpg


         Ещё больше проникнуться духом того времени вам поможет «Письмо из убежища» Тони Кэри (да и вообще, Тони всегда стоит послушать, по поводу или без всякого повода)



         Итак, Боб взялся за строительство убежища. Хайнлайн прекрасно понимал разницу между fallout shelter, которое способно защитить лишь от осадков, и blast shelter – настоящим бомбоубежищем. Тем не менее, он практически сразу отказался от более простого и бюджетного проекта радиационного убежища. Близость центра NORAD не оставляла ему иного выбора, кроме как строить полноценное blast shelter, вырубая его в гранитной скале возле дома. Это существенно удорожало проект, и вдобавок Джинни настояла на том, что у бункера должен быть запасной выход, на случай если основной будет завален руинами дома. Ни один типовой проект подобного не предусматривал. Визитки и рекламные листы агентов напрасно пылились на журнальном столике.


00-41.jpg


         Хайнлайну пришлось проектировать убежище самому. Это была не слишком сложная задача, поскольку раньше он спроектировал дом, в котором они жили.


         Через пару недель после возвращения из Сиэтла, в начале октября 1961 года, Хайнлайн нанял рабочих, которые с помощью взрывчатки и отбойных молотков выдолбили в скале траншею 3.5 х 7 м и глубиной в 3.5. Скалу укрепили стальной рамой, внутри которой соорудили бетонный короб. Сверху бункер прикрывал почти метр железобетона. Внутренний стальной кожух должен был защитить обитателей от осколков бетона во время удара.


         Вход в убежище открывался с восточной веранды дома, а запасной выход прятался в высохшем речном русле. Массивные железные двери должны были защитить обитателей бункера от ударной волны и радиоактивной пыли. Конечно же, это ни в какое сравнение не шло с метровыми заслонками Комплекса Шайенн.


00-42.jpg


         К осени 61-го бункерный бум в Колорадо-Спрингс уже угас, что позволило Хайнлайну скупить материалы для строительства и оборудование подешёвке. К середине ноября убежище было готово. И снова призрак Неда Фландерса из будущего помахал ему рукой:


         «Куча народу видела наше убежище… и слишком многие из них радостно сказали: “Ух ты, круто! Я рад, что ты его построил! Теперь мы точно знаем, куда бежать, когда завоет сирена!”»


         Хотя Боб и предвидел нечто подобное, он, тем не менее, был шокирован поведением соседей – все они были люди не бедные и вполне могли позволить себе такое же укрытие.


         В своих письмах Полу Андерсону и Джудит Мерррил, которых тоже охватил бункерный бум, Хайнлайн писал, что если большинство граждан США последуют их примеру, это будет значить для безопасности страны больше, чем дивизион МБР, ведь парни в Москве умеют подсчитывать риски и не ввяжутся в авантюру с сомнительным результатом.


         «Наша политическая система, наша свобода, базируется на идее о том, что основной груз ответственности несёт на себе сам человек. Если мы отречёмся от своей личной, индивидуальной ответственности, то мы тем самым отречёмся от самого понятия свободы – после этого нам останется только спокойно сдаться на милость кремлёвских хозяев»


         Первоначально убежище было рассчитано на то, чтобы Хайнлайны смогли продержаться в нём три месяца. Затем Боб, повинуясь внезапному порыву души, предложил соседям (у них было трое детей) место в убежище, если настанет день «Д». Они с Джинни переоборудовали и переукомплектовали бункер, так что он смог приютить уже шесть человек, хотя и всего на один месяц (всё правильно, именно шесть, потому что сосед служил на флоте, и его присутствие не предполагалось). Боб подошёл к вопросу основательно – обучил детей работе с оборудованием бункера и провёл тренинги. По иронии судьбы вскоре после этого соседи рассорились с Хайнлайнами и прислали свой ключ от бомбоубежища в почтовом конверте. «Дети-то почему должны страдать?» удивился Боб и так же по почте отправил ключ обратно. «Лучше смерть, чем позор!» решили соседи и снова вернули ключ по почте. Хайнлайн пожал плечами, но оставил комплектацию бункера прежней.


         До самого отъезда из Колорадо-Спрингс Хайнлайн обновлял в бункере запасы воды и пищи и заряжал аккумуляторы. Вентиляция и освещение в убежище работали превосходно, поэтому в нём иногда ночевали гости.


         И всё же, несмотря на семидесятисантиметровое железобетонное перекрытие и защитный стальной кожух, Хайнлайновское blast shelter вряд ли выдержало бы близкий взрыв атомной бомбы. Хайнлайн понимал это, и близость центра NORAD не давала ему покоя. Это стало ещё одной причиной их отъезда из Колорадо-Спрингс. Позднее, в романе «Луна – суровая госпожа» писатель с наслаждением раздолбал Шайенн в щебень «булыганами» лунных сепаратистов.


         Новые хозяева дома оставили убежище в неприкосновенности. С тех пор оно уже несколько раз меняло владельцев и, по счастью, ни разу не использовалось по прямому назначению. Раскладная кровать (слева) и баллоны с воздухом (справа) лет двадцать назад были ещё исправны и ждали своего часа, но большую часть времени работали музейными экспонатами.


00-43.jpg


         Впрочем, был один момент, когда эта предосторожность Хайнлайна едва не обернулась предусмотрительностью.


         Причиной был подростковый зуд Президента Кеннеди, которому страшно хотелось досадить коммунякам. К началу 60-х Америка выигрывала у Союза атомную гонку по очкам: у США было накоплено в 20 раз больше боеголовок, чем у СССР, да и средств доставки было раз в сто побольше. Но, видимо, Джон решил потроллить Никиту, потому что отдал приказ разместить сначала в Италии, а потом и в турецком Измире парочку эскадрилий ракет средней дальности PGM-19 «Jupiter».


00-44.jpg


         В принципе, никакой особо стратегической необходимости в этом не было. Москва и так была в пределах досягаемости «Торов» из Англии, баллистических «Атласов» из Америки и «Полярисов» с подлодок, курсирующих в северных водах. Но «Атласам» нужно было лететь через весь океан, а лодки с «Полярисами» плавали по сложному маршруту, и их нельзя было задействовать в любой момент времени. А вот «Юпитеры» могли находиться на боевом дежурстве постоянно, у них была более высокая точность наведения и очень малое подлётное время, всего 10 минут, не оставлявшее шансов задействовать ПРО или провести эвакуацию населения в убежища. «Юпитеры» в Турции возле границы СССР стали последней каплей, переполнившей чашу терпения Хрущёва.


00-45.jpg


         «Я-то был против войны. Но если жить только под давлением боязни и в том смысле, что всякая наша акция в защиту себя или в защиту наших друзей вызовет ракетно-ядерную войну, — это, следовательно, означает парализовать себя страхом»


         Хрущёв приказал провести тайную операцию «Анадырь», и СССР по-тихому разместил на Кубе свои ракеты средней дальности Р-12 и Р-14. Они могли атаковать Вашингтон и половину авиабаз стратегической авиации американцев. Их подлётное время к основным целям составляло почти 20 минут, но это было лучше, чем ничего.


00-46.jpg


         15 октября, с большим запозданием, ЦРУ обнаружило советские ракеты и доложило Президенту. С этого момента начался Кубинский кризис. Понятие «паритет» в голове у Джона Кеннеди и его генералов напрочь отсутствовало. Спешно собранное совещание сходу отвергло дипломатические варианты разрешения ситуации и начало прорабатывать военные. Генералы предложили немедленно разбомбить ракетную базу русских, но Президент отказался, он предпочёл «отрезать хвост по сантиметру» и ждать, пока внутренняя решимость развязать войну дозреет в нём окончательно. Вместо этого он приказал отменить военным отпуска, призвать в амию 150 000 резервистов, начать подготовку к вторжению на Кубу и отправил флот заблокировать остров с моря. Согласно международному праву военная блокада приравнивалась объявлению войны, поэтому Кеннеди назвал блокаду «карантином». Хрущёв в свою очередь назвал её «пиратством» и сказал, что не потерпит нападения на советские корабли. К этому моменту вокруг острова плавало не меньше десятка советских подводных лодок, а на берегу стояли наготове полсотни истребителей. 27 октября Москва потребовала убрать ракеты из Турции. Военные советники сообщили Кеннеди, что в Кремле, предположительно, произошёл военный переворот и сейчас всем заправляют генералы. В этот момент над Кубой был сбит очередной самолёт-разведчик. В Вашингтоне, замирая от ужаса, приготовились начать ядерную войну с Советами – просто чтобы не потерять лица.


         Подготовка к войне не ускользнула от внимания американцев, а выступление Президента дополнительно подлило масла в огонь.


00-47.jpg


         Кеннеди назвал базу на Кубе орудием ядерного шантажа и рассказал, какие города находятся под прицелом советских ракет. Обронив многозначительную фразу «любые наши дальнейшие действия будут оправданы», он обрисовал картину грядущего Апокалипсиса (в сослагательном наклонении). В конце речи он заявил, что не может предугадать, «на какие затраты или жертвы придётся пойти, чтобы ликвидировать этот кризис». Было сказано ещё много других ободряющих слов, типа «самая большая опасность сейчас состояла бы в том, чтобы не делать ничего», «стоимость свободы всегда высока, но американцы всегда были готовы платить за неё», «наша цель состоит не в мире за счет свободы» и тому подобное. Услышав финальное «И видит Бог, эта цель будет достигнута», нация взвыла и побежала прятаться в свои новенькие «фоллауты».


         Незадолго до Кубинского кризиса Хайнлайн побывал на аэрокосмическом конвенте в Лас-Вегасе и полюбовался на авиашоу в Индиана-Спрингс. Там у него произошла примечательная встреча: он познакомился с доктором Эдвардом Теллером и его коллегой, Германом Каном. Теллер был отцом американской водородной бомбы и советником прежнего президента Эйзенхауэра. Именно Теллер пытался в своё время продавить идею создания системы ГО и строительства гражданских бомбоубежищ, чему Эйзенхауэр всячески противился. Кан был футурологом, одним из теоретиков и режиссёров новой геополитики. Он придумал концепцию «Машины судного дня», обеспечивающей гарантированное взаимное уничтожение, и много внимания уделил возможным последствиям ядерной войны а также способам индивидуального спасения. Кан зачитывался книгами Хайнлайна, Хайнлайн зачитывался книгами Кана. Им было о чём поговорить друг с другом.


         22 октября, услышав новости с Кубы, Хайнлайн тут же переключил свой радиоприёмник на волну CONELRAD и всё время, пока длился кризис, ждал сигнала оповещения о ядерной атаке. Канал CONELRAD (CONtrol of ELectronic RADiation) был предназначен для оповещения населения в чрезвычайных ситуациях. Система была создана в 1951 году для работы в условиях военного положения. На бытовых радиоприёмниках диапазоны работы CONELRAD были промаркированы специальными значками.


00-48.jpg


         Во всех брошюрах ГО, МО и Комиссии по атомной энергии переключение на волну CONELRAD называлось непременным условием выживания. Единственный раз система была задействована во время кубинского кризиса. В 1963 году она была заменена системой EBS.


         28 октября, когда Хрущёв пообещал вывести ракеты с Кубы, Хайнлайн, неделю не отходивший от своего атомного бункера, с облегчением выдохнул. Деталей ядерной сделки он, естественно, не знал, поэтому проникся к Кеннеди внезапным уважением:


         «Этот кризис заставил меня, впервые за несколько лет, по-настоящему гордиться своей страной и своими соотечественниками. Кризис и ультиматум стали неожиданностью для большинства гражданских лиц. Он и для меня стал полной неожиданностью, не потому, что я не знал о развёртывании ракет – я об этом знал – но потому что я не ожидал, что м-р Кеннеди не спасует перед Советским Союзом… я снова гордился тем, что я – американец»


         Незадолго до этого на Восточном побережии произошли события, которые могли дать Бобу дополнительный повод гордиться тем, что он американец. Ну, или наоборот – зависит от того, как посмотреть.



Продолжение следует



.

Часть 0. Предыстория. Неприличные картинки
Часть 0. Предыстория. Благие намерения и закон дъявола
Часть 0. Предыстория. Пекло
Часть 0. Предыстория. Атомный коктейль
Часть 0. Предыстория. На таблетках
Часть 0. Предыстория. «DUCK AND COVER!» - You are here
Часть 0. Предыстория. Чорная метка
Часть 1. Большой Шлем
Часть 2. Ад каннибалов
Часть 3. Господствующая раса
Часть 4. Беглые боги
Часть 5. Лиха беда начало
Часть 6. Der Zeitsprung
Часть 7. Белые розы для моей чорной сестры



 

 

Полный список статей см. по ссылке

Tags: Хайнлайн, картинки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments