swgold (swgold) wrote,
swgold
swgold

Categories:

Три шестёрки - Глава 3х6



           Полный текст восстановленной версии романа «Погоня за Панкерой» (или «Погоня за Панкером»?) состоит из 187 000 слов. Из них совпадают с романом «Число Зверя» первые 28 000. Далее герои «Зверя» идут своим путём, герои «Погони» - своим. Персонажи «Числа Зверя» программируют свою волшебную машину, знакомятся с паропанковой земной колонией на Марсе, попадают в Страну Оз, сталкиваются с патрулем Серых ленсменов, наконец, встречают Лазаруса Лонга, после чего все их прежние планы, проблемы, идеи и мотивации теряют смысл, потому что на повестку дня в срочном порядке выносятся проблемы семьи и секса, «и тут всё заверте…» (с). В противоположность им, персонажи «Погони» в первой версии романа продолжают размышлять над чудесами Мультиверсума, сражаться с Чёрными шляпами и исследовать новые области Мира-как-Миф, не ограничиваясь двумя доступными копирайтами литературных первоисточников Ф.Баума и Э.Смита. Собственно, оригинальное название романа «Панки-Барсум» взялось не с потолка, а фамилия Джейка не случайно звучит как «Берроуз». Расхождение сюжетов происходит в начале главы XVIII, обе её версии издатель «Погони» любезно выложил в сеть, так что можно получить некоторое представление о том, что там будет дальше.




XVIII «…ВЕСЬ МИР ВЫЖИЛ». Зебадия:



           Четыре дагвуда[Многослойные бутерброды из чего ни попадя - swgold] спустя мы были готовы продолжать путешествие. Нас задержала Дити, она хотела повторить свой тест с помощью пульта дистанционного управления. Я решительно запретил:


           — Нет!


           — Почему бы и нет, мой капитан? Я научила Гей новой программе: подняться строго вверх на десять километров. Команда: Г, Е, Й, П, Р, Ы, Г - новый быстрый выход без необходимости выполнения слова. А потом отзовём её обратно командой: Н, А, З, А, Д. Если первая будет работать через рацию, то и вторая тоже будет. Эти команды могут спасти нам жизнь!


           — Гм... — я продолжал сворачивать брезент и укладывать спальный мешок. Женский ум для меня чересчур стремителен. В конечном итоге я часто прихожу к тем же самым выводам, но женщина приходит к ним раньше меня и всегда какой-то другой дорогой. А кроме того, Дити вообще гений.


           — Что ты сказал, мой капитан?


           — Я размышлял. Дити, сделай это, но только пусть я буду на борту, ладно? Я не буду трогать управление, просто посижу для контроля пилотирования.


           — Но тогда это не будет испытаниями!


           — Будет, будет. Даю честное скаутское, я позволю ей падать больше шестидесяти секунд. Или ниже трёх километров — смотря что случится раньше.


           — У наших раций дальность больше десяти километров даже между собой. А Гей принимает гораздо лучше.


           — Дити, ты доверяешь технике, а я нет. Если Гей не примет твою вторую команду — солнечные пятна, помехи, обрыв цепи, что угодно — я не позволю ей разбиться.


           — Но если что-то пойдет не так, и разобьёшься ты, то получится, что я тебя убила! — она заплакала.


           Разумеется, мы пошли на компромисс. Выбрали её вариант, самый первый, который она предложила с самого начала. Я не пожалел горючего и отвёл Гей Плутишку на сотню метров, вылез, и мы притихли в ожидании. Дити сказала в свою рацию:


           — Гей Плутишка... Назад!


           С этой строчки тексты двух романов начинают расходиться. К слову хочу заметить, что единственный перевод «Числа Зверя» на русский, сделанный Иорданским, огорчает множеством мелких ляпов и безудержным полётом фантазии в технических вопросах. Редактировать его мне лень, поэтому выкладывать два варианта главы XVIII я не буду и сразу перейду к варианту «Погони» (где оставлю свои мелкие ляпы и полёты фантазии в технических вопросах).


           Не было даже хлопка! Возможно, из-за её формы, совсем не сферической, интерференция гасила звуки. Возможно, я услышал бы что-то, если бы стоял прямо перед ней. А может и нет. Магия.


           Итак, мы стартовали. Солнце всё ещё было высоко, несмотря на то, что мы провели парочку испытаний, долго препирались по пустякам, а также приготовили и съели кучку дагвудов. Мы направились к ближайшей точке древней береговой линии (если это действительно была береговая линия). Это был холм, который выдавался далеко вперёд от остальных, на глазок он был километрах в двух от нас и примерно в полукилометре от «морского дна».


           Мы были вооружены и находились в поиске, и я вернул себе командование. Идея была не моя — Шельмы. Она спросила:


           — Правила спасательной шлюпки, капитан?


           Я ответил:


           — Э-э-э...


           И Джейк сказал:


           — Конечно!


           И Дити повторила как эхо:


           — Конечно!


           Я пожал плечами и принял командование.


           — Я направлюсь вон к тому ближайшему холму. Через двести шагов я поднимаю руку, и ты, Хильда, выходишь за мной. Постарайся держать эту дистанцию; я не буду спешить. Джейк и Дити, выходите одновременно, но смещаетесь вправо и влево и держитесь сзади. Постарайтесь выстроить равносторонний треугольник: я впереди, Дити и Джейк держат правый и левый край, Хильда в центре. Разговаривайте только по рации и вполголоса; дистанция короткая. Не болтайте, сообщайте обо всём, что видите. Называйте человека, которому вы общаетесь, прежде чем что-то говорить, говорить кратко и используйте «Приём» и «Вас понял, отбой». Это будут учения и одновременно осмотр местности; возможно, нам придётся так поступать на многих планетах... а эта выглядит как хорошее место для тренировки. Вопросы?


           — Капитан, — спросил Джейк, — как долго мы будем ходить?


           — Я намерен вернуть нас обратно, когда солнце будет в районе часа. Надеюсь, мы успеем подняться на вершину холма и осмотреться. Но если я недооценил расстояние или время, которое солнце пробудет в зените — я вернусь, не достигнув вершины холма. Бегом, если будет необходимо. Или рысцой. Зависит от того, насколько быстро сможет двигаться Хильда. Но мы должны оказаться в машине и всё закончить до заката. Э-э-э, Дити, ты можешь определить местное время?


           — Нет, сэр, пока нет. Я могла бы сделать предположение, исходя из того, что эта планета соответствует Марсу. Но я этого точно не знаю.


           — Тогда не предполагай ничего в таком духе. Время от времени оглядывайся через плечо, наблюдай за собственной тенью, и не стесняйся сказать мне, что пора поворачивать назад — у тебя, безусловно, лучшее чувство времени, чем у любого из нас.


           — Да, сэр.


           — Ещё вопросы? Хильда, жди моего сигнала.


           Я двинулся вперёд, чувствуя себя Льюисом и Кларком одновременно — я имею в виду комедийную труппу, а не исследователей. Я был одет в боксерские шорты Джейка, потому что в них было удобнее и не так жарко, как в купальных плавках, которые я поначалу надел в качестве первого «марсианского» костюма. Ещё на мне был ремень для меча и сам замечательный меч. На ремне также висела уоки-токи и револьвер, специального полицейского калибра, его до сих пор называют «тридцать восьмым» (9,65 мм). У него не было ударной силы более старого армейского автоматического, который Джейк в дополнение к сабле подвесил на своего «Сэма Брауна» – но я вручную снарядил свои боеприпасы, превратив пули в незаконные (и очень эффективные) дум-дум.


           Так что Джейк и я были экипированы практически одинаково. Хильда была в центре, потому что она была вооружена исключительно охотничьим ножом, прицепленном на один из поясов Дити. Хильда никогда не училась стрелять, но мы (и мертвый инопланетянин) знали, как умело она управляется ножом.


           У Дити было три единицы вооружения: нож за поясом, на другом боку пистолет «Шкода флейшет» и её собственный дробовик 12-го калибра с запасными обоймами на ремне. Джейк заверил меня, что она умеет с ним обращаться.


           Однако у нее не было ничего, кроме дроби, поэтому её дальность была меньше, чем у пистолета Джейка, а ударная сила намного ниже. Я поставил её на правый фланг, позицию, наиболее удалёную от холмов.


           Нацепив ремни, оружие и рации, наши леди и не подумали избавиться ни от одной безделушки из своих варварских ювелирные изделий. Они были в таком восторге от того, что одеты в «барсумском стиле», что не было никаких причин возражать против их прихоти. Ювелирные изделия не мешали оружию - так почему бы и нет? Голая кожа тоже выглядела уместно. Возможно, здесь ночью и холодно, но когда солнце взошло, было тепло, а теперь, в середине дня уже и чересчур жарковато.


           Я беспокоился по поводу обуви. Весь выбор Хильды был между подростковыми теннисными туфлями, которые уже начали пузыриться и домашними сабо на высоких каблуках. У Дити были крепкие кроссовки, но она сказала: «Зебадиа, мне не нужны туфли. Если ты отдашь мне приказ, как наш командир, я их надену. Но моя способность защищаться резко понизится.


           (Для Абсолютного Монарха я выигрываю очень мало споров.)


           У нас с Джейком были полевые ботинки. Я даже дошёл до того, чтобы надеть и зашнуровать один из них. Но мои ступни, похоже, раздались в стороны за две недели хождения босиком. И в них было жарко. Я вспомнил об ужасном случае сырой гнили, которую я подцепил, когда носил эти ботинки в Кении — сейчас у меня не было ни малейшего сомнения, что грибок всё ещё гнездится в них. Я снял ботинки, и Джейк уложил их обратно — а заодним и свои собственные.


           Кроме того, в них мне было трудно удерживать равновесие. У нас не было времени чтобы обсудить способ измерять местную гравитацию (это очень легко сделать с помощью пружинных весов, у нас не было пружинных весов), но сила тяжести на Барсуме была, конечно, низкая, удивительно низкая при таком атмосферном давлении (примерно таком же, как в Снаг-Харборе, если верить моему барометрическому высотомеру). Но низкая гравитация — это и преимущество, и ловушка. Все наши рефлексы, все наши привычки к ходьбе, бегу и прыжкам основаны на «масса равна весу». Когда один килограмм массы весит всего три или четыре грамма (по моим оценкам), можно прыгнуть довольно высоко, но безопаснее будет ползать, как ребёнок.


           Десять дней на Луне с австралийцами дали мне возможность привыкнуть к одной шестой «же» — но только лунные старожилы умеют носиться вприпрыжку в лунной гравитации, новички же практикуют неуклюжие прыжки обеими ногами. (Это время на Луне не вошло в мой «официальный» послужной список. Просто были свободные места; Мой ADFCO дал мне две недели отпуска и смотрел в другую сторону — австралийцы все от рождения вольнодумцы; они просто счастливы, когда нарушают какие-нибудь правила.)


           Я освоил искусство ходить по Барсуму — но только босиком. И подозревал, что эти жёсткие полевые ботинки могут свести на нет мой навык.


           Наши портативные рации были такими маленькими и лёгкими, что их можно было носить в руках, привязывать к руке, класть в карман, подвешивать на ремень или повязывать на шею. При связи на коротких дистанциях их можно было держать в руке; при связи на дальних расстояниях наушник и ларингофон в десять раз увеличивали их радиус действия. Джейк повесил свой уоки-токи на «Сэма Брауна» и провёл провод по ремешку, приклеив его к плечу. Видя, что сделал ее отец, Дити надела радио на плечевой ремень, и застегнула его; мы с Хильдой последовали её примеру. Таким образом, мы были готовы к связи на длинных дистанциях, при этом обе руки были свободны при связи на короткой дистанции — поставив усиление на минимум, мы всё ещё могли слышать друг друга. Было ясно, что наша группа может при необходимости разойтись на большие расстояния, и при этом оставаться «вместе».


           Ещё нам нужны были фляги с водой, но единственный их поставщик находился в миллионе километров и десяти вселенных отсюда.


           Я чуть не заработал косоглазие, пытаясь одновременно обозревать местность впереди, смотреть, куда ставлю ноги — и не только потому, что я чувствовал себя неуверенно из-за низкой гравитации и упругой почвы, но и из-за того, что приходилось опсасаться местных эквивалентов рогатых гремучих змей или ядозубов, которые могут выглядеть как камни или ветки. Конечно, за завтраком нас не укусило ни одно насекомое - что доказывает лишь то, что нас ни разу не укусили насекомые за завтраком. Мы были в совершенно никому неведомой терра-абсолютноно-инкогнито, где какой-то «милый маленький цветочек» мог быть более смертоносным, чем бушмейстер.


           Не то чтобы я сильно из-за этого беспокоился; беспокойство само по себе убийственная вещь. Но я намерен был соблюдать крайнюю осторожность. Нам нужен был бронированный лендровер или танк. Но у нас были только собственные ноги и пугачи наготове. У нас был быстрый, вооружённый-и-бронированный автомобиль — Гей Плутишка — но не было никакой возможности её заправить, так что её энергию приходилось беречь для аварийных манёвров.


           В романах о межзвёздных исследованиях всегда есть гигантский материнский корабль с неиссякаемой мощью, а также дальнодействующий универсальный десантный корабль.


           Почему-то у нас всё было не как в книжке. Мы должны были вернуться и переоснастить свою экспедицию. Но наша постоянная база была уничтожена, а сами мы были официально «мертвы» и «как в книжке» не получалось. И нам ничего не оставалось, кроме как столкнуться с неизвестным с тем, что у нас было. И я осторожно плёлся вперёд.


           Заглядевшись на холм впереди, я запутался в почвенном покрове, споткнулся и проделал короткий, блестящий пируэт. Клоун в ледовом шоу таким пируэтом вызвал бы шквал аплодисментов. Но я был не в шоу, так что поаплодировал себе сам.


           Голос Хильды немедленно отозвался в наушниках:


           — О, капитан Зебби! Какой лексикон!


           — Заткнись, — сердито ответил я.


           После этого я примерно пятьдесят шагов внимательно смотрел, куда ставлю ногу, затем останавливался, секунду смотрел вперёд — и всё повторялось сначала. Бесконечно.


           Опуская глаза по окончании одного такого интервала, я почувствовал дрожь земли. Почувствовал, несмотря на мягкий, как губка, газон. Землетрясение? Марсотрясение? Барсумотрясение? Я остановился, чтобы осмотреться.


           По склону холма на меня мчался многоногий монстр, что-то среднее между динозавром и носорогом, переевшими витаминов; верхом на этом кошмаре восседал зелёный гигант, вдвое выше меня ростом и намного уродливей. Его лицо имело перманентно недружелюбный вид, который отнюдь не улучшали клыки, загнувшиеся, почти до самых бровей.


           В двух правых руках он держал наготове телеграфный столб, заострённый на одном конце — и этот конец был направлен на мой пупок. Верхней левой рукой он размахивал здоровенной винтовкой, но всё его внимание явно было сосредоточено на том, чтобы приготовить из меня шашлык.


           P.S. Перевод черновой, ногами не бейте.


Продолжение следует



Часть1

Часть2

Часть3

Полный текст главы на Самиздате

Tags: 3х6, Самиздат, Хайнлайн, книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments